Воспоминания ветерана Великой Отечественной войны и органов внутренних дел - Новости">
Ростовская область
<< >>
Телефоны Приёмной/Дежурной части
Загруженность подразделения, оказывающего государственные услуги
Минимальная
Средняя
Высокая
Год:
2021
Месяц:
Апрель
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

Воспоминания ветерана Великой Отечественной войны и органов внутренних дел

В субботний вечер 21 июня 1941 года еще светило солнце, с моря доносились крики чаек и шум тяжёлых волн, в воздухе пахло озоном... Ничто не предвещало беды. Курсант военно-морского инженерного училища им. Ф. Дзержинского Иван Левченко с группой товарищей получил увольнение.

Таллин, с парками и старыми улочками, куполами мрачных католических соборов, весёлыми стайками девушек, заворожил и закружил моряков. Были и поход в кино, и гуляние в парке, но к отбою дружно вернулись в общежитие плавбазы. Долго не могли уснуть: разговаривали о прошедшем вечере, строили планы на будущее, мечтали...

А на рассвете, 22 июня, они проснулись от сильного грохота. Со стороны моря и аэродрома доносились взрывы. Это фашистские «юнкерсы» бомбили спящий город.

Молодые подводники поспешили в порт к своей подводной лодке. Взорам курсантов открылась страшная картина: порт был объят пламенем, на поверхности воды горела разлившаяся из разбитых резервуаров нефть. А самолёты с черно-желтыми зловещими крестами на крыльях, несмотря на частый огонь наших зениток, снова и снова заходили на бомбёжку... С большим трудом экипаж подводной лодки вышел в море. Вокруг вздымались водяные фонтаны от взрывов фашистских бомб. Запросив по радио штаб флота, получили приказ идти в Кронштадт на базу.

А на всем советско-германском фронте шли ожесточённые бои. Тревожными были сводки Совинформбюро: под давлением превосходящих сил противника, оснащённого тысячами танков и самолётов, наши войска, ведя упорные бои, отходили в глубь страны, оставляя родные города и сёла.

И разве мог молодой балтиец-подводник в такое тяжёлое для Родины время продолжать учёбу? Несколько раз он подавал рапорт командованию училища с просьбой направить в действующий флот. Наконец его рапорт был удовлетворён. И вот уж Иван – торпедист на боевой подводной лодке, которой командовал капитан третьего ранга
С.С. Могилевский.

Трудными, изматывающими были первые месяцы войны. Боевые походы следовали один за другим.

– В начале 1942 года, – вспоминает Левченко, – мы потопили у финских берегов два фашистских корабля: сторожевик и самоходную десантную баржу.

Действовать приходилось в очень сложных условиях. Балтийское море и финский залив были густо утыканы минами и противолодочными сетями. В небе постоянно, как стервятники, кружили гитлеровские асы, охотясь за нашими подводными лодками.

Но моряки-балтийцы били врага, преодолевая все трудности. Очень часто при возвращении на свою базу после торпедирования фашистских кораблей подводникам-артиллеристам и пулемётчикам приходилось отражать воздушные атаки врага, преодолевая участки моря под сильным огнём дальнобойных береговых батарей.

Первой боевой наградой в апреле 1942 года после удачного торпедирования вражеского корабля стала медаль «За боевые заслуги».

Летом того же года его перевели на другую подводную лодку, которой командовал опытный боевой офицер капитан третьего ранга Сухотин. Выполняя приказы командования Балтийского флота, наши корабли ходили в сторону финских вод, топили там вражеские суда, срывали морские перевозки гитлеровских войск и техники в Финляндию.

Однажды была получена радиограмма из штаба флота о том, что нашим самолётом-разведчиком обнаружен в море большой фашистский транспорт с боевой техникой, следовавший к финскому берегу в сопровождении усиленного конвоя. Не теряя времени, наша подлодка направилась на поиск вражеских кораблей, и на рассвете они были обнаружены.

– Приготовиться к погружению, – подал команду капитан третьего ранга Сухотин и, перейдя в центральный пост управления, прильнул к перископу.

– Мы заняли места по боевому расписанию. У носовых торпедных аппаратов замерли рядом со мной, ожидая команды, торпедисты Александр Пономаренко и Фёдор Григорьев.

Быстро сокращалось расстояние до цели. Командир все яснее видел в перископ силуэт огромного транспорта. Фашистские моряки и не подозревали о приближении опасности. Корабль продолжал следовать тем же курсом, сопровождаемый со всех сторон сторожевиками. А наш командир, сделав необходимый манёвр и выбрав удобную позицию для атаки, скомандовал:

– Пли!

Оставляя пенистый след, две торпеды устремились к транспорту. Уклониться от удара он уже не смог. Два сильных взрыва одновременно прогремели над балтийскими волнами. Заметались вражеские сторожевики, отыскивая невидимого противника, но наша подлодка, погрузившись, быстро покидала место атаки. Катера фашистского конвоя стали сбрасывать глубинные бомбы, стремясь поразить дерзкую подлодку. Две бомбы разорвались поблизости от нас. От гидравлического удара по корпусу лодки вышло из строя электроосвещение, перестал работать эхолот, были и другие повреждения. Но экипаж, действуя слаженно и умело, устранил их, подводная лодка отошла на безопасное расстояние. Командир и замполит прошли по всем отсекам подводной лодки, поблагодарили и поздравили экипаж с большой победой. За участие в потоплении фашистского транспорта с танками весь экипаж подлодки был награждён орденами и медалями. Ивану Левченко был вручен орден Красного Знамени.

В ноябре 1942 года, во время одного из походов, прикрывая корабли, осуществляющие эвакуацию героического гарнизона острова Ханко, подводная лодка (уже третья по счёту, на которой служил Левченко), подорвалась на мине и, получив сильнейшие повреждения, затонула. Лишь нескольким нашим морякам, одевшим специальные индивидуальные приборы, удалось спастись через торпедные аппараты и выбраться по канатику с буем на поверхность моря. Ледяная вода, свинцовые тучи моросящими струями заливали головы вынырнувших подводников.

Обессиливших от холода и ранений моряков случайно обнаружили и подобрали проходившие мимо катера. Несколько месяцев пришлось пролежать в одном из госпиталей блокадного Ленинграда. А потом – самое тяжёлое – демобилизация по состоянию здоровья.

После освобождения Ростовской области от фашистских оккупантов прибыл в родное село Высочино. Здесь ждали печальные вести: при бомбёжке оторвало руку матери; на фронте погибли отец Андрей Корнеевич Левченко, механик крейсера «Красный Кавказ», и младший брат Александр, танкист, при освобождении города Запорожье.

И не думал тогда Иван Андреевич, что снова придётся надеть погоны. Окончив юридическую школу, а затем институт, пришёл на службу в органы МВД, где прослужил до ухода на пенсию. И к боевым орденам и медалям за мужество в годы войны прибавились награды за безупречную службу в органах внутренних дел.

 

Пресс-служба ГУ МВД России по Ростовской области

   
Оценить материал:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2021, МВД России